+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Рожденные в зоне чернобыля

Рожденные в зоне чернобыля

Регистрация пройдена успешно! Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на. Отправить еще раз. РИА Наука. РИА Новости.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Чернобыль и его новые жители. Что заставило людей переехать на границу зоны отчуждения

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ДИТЯ ЧЕРНОБЫЛЯ: Как живет единственный рожденный в Зоне отчуждения ребенок

Ее объявили опухолью, а она оказалась Марией, единственным ребенком, рожденным в Чернобыле после ядерной катастрофы. На нее устраивали облавы, ее выбрасывали на мороз, закрывали в нетопленой хате, заматывали в грязные мешки. Жизнь Марии, официально несуществующей, не стоит ломаной гривны.

Она должна была родиться мутантом, уродцем, она могла подтвердить: Чернобыль опасен для жизни. Но Мария оказалась здоровой, голубоглазой, белокурой и розовощекой, как херувим с конфетной коробки. Власти ее не признали. Людям она дала надежду: Чернобыль возродится и пустит домой своих прежних жителей. Согласно докладу украинского правительства "Чернобыльская катастрофа.

Опыт преодоления", от взрыва на ЧАЭС пострадали более 3 миллионов мирных жителей, половина из которых - дети. Среди тысяч ликвидаторов аварии здоровыми считаются 10 процентов. Более 2 миллионов человек не могут выехать с земель, в разной степени загрязненных Чернобылем. Около 40 процентов отравленных аварией женщин не могут иметь детей. Рак щитовидной железы у детей, пострадавших от Чернобыля, случается в пять раз чаще, чем у "нормальных сверстников". Мария должна была стать символом постчернобыльской Украины, а оказалась девочкой, прячущейся от всего мира.

Чернобыльская работница Лида Савенко родила Марийку в 47 лет. Она готовилась не к родам, а к смерти. Врачи сказали, что у Лиды - опухоль, которую поздно удалять. Через 9 месяцев "опухоль" разродилась девочкой. В Желтых Водах осталась летняя дочка и летний сын. Чернобыль дал Лиде Марийку, предварительно отобрав все, что у нее было: мужа, исчезнувшего, пока Савенко ездила на вахты на ЧАЭС; детей, быстро отвыкших от мамы. Лидина семья встретилась спустя два чернобыльских года и тут же развалилась.

Лида оказалась в ядерной зоне отчуждения с незавидным статусом незамужницы, без жилья и перспектив. Она заняла брошенную хату на Чернобыльском Подоле, махнула рукой на то, что жилье заражено и попыталась жить: сама вырубила лес, захвативший дом и огород, начала хозяйствовать.

На отвоеванную у аварии территорию зарились многие, а один пришел и остался. Лида посопротивлялась и махнула рукой второй раз: "Пусть лучше будет этот Миша, чем никто". Новая семья не стала сенсацией зоны: "вахтовые" союзы в ней возникают и распадаются по пять раз на дню. Лида стала уникумом - она живет с Мишей десятый год. Оба они теперь безработные - их уволили за рождение дочки: Мишу - со станции, Лиду - из столовой. Им не дают выжить в "зонном коммунизме", где все бесплатно, но - по талонам.

А талоны имеет только тот, кто работает. Семью выдавливают из зоны, чтоб убрать из нее Марию. Но Лида никуда не едет - притяжение Чернобыля сильнее здравого смысла. Глава администрации зоны отчуждения Владимир Холоша лично наведывается к Лиде - уговаривает уехать и увезти "малую" в Желтые Воды.

Холоша уверен, что там Марийке будет лучше, хотя Воды - территория смертников. Здесь - урановые рудники, куда свозили приговоренных к "высшей мере", здесь были тренировочные лагеря ГРУ, где на живых "куклах" отрабатывали боевые приемы.

Чернобыль по сравнению с Водами - курорт, но по закону детям в зоне быть не положено. Мария родилась у летней мамы без всякой медицинской помощи, в радиационной хате, тайком.

Пока нашли, мне уже совсем пора рожать. Родила быстро, Миша принял ребенка, а завернуть его не во что: у нас ни пеленки, ни распашонки - мы же Марийку не ждали.

Знали одно - никому о дочке нельзя рассказывать. С утра я взяла себя в руки и пошла на работу - вроде ничего не случилось. Но Чернобыль - почти село. Кто-то услышал детский плач, кто-то вычислил, откуда он доносится". Мария родилась в 1 час 25 минут пополуночи.

В такое же время взорвался Чернобыль. Мистика Марийкиного явления стала легендой, к ней пошли "волхвы с дарами" - "кто ситец на пеленку принесет, кто кроватку". Игрушки собирали в чернобыльских заброшенных домах. Соску Марийке так и не нашли - откуда такой деликатный предмет в умершем городе, где не могло быть детей?

За "волхвами" к Марийке пожаловали милиция и администрация зоны отчуждения. Название зоне дали неспроста. Она чужда Марийкиным проблемам, сохранить Чернобыль без жизни - ее задача. Администрация потребовала: убрать ребенка из города. Потом стали являться мои подруги: их уволили с работы за то, что не заставили меня увезти Марийку.

Потом явился директор фирмы, на которую мы работали. Сказал, что предприятие закрывают, потому что я в нем числюсь. Затем милиция устроила на меня облаву. А в итоге меня обманули друзья. Сказали, что помогут мне съездить в ближайший райцентр Иванков, выправить Марийке метрику.

Я отправилась одна, Миша остался дома с дочкой. Пока я ездила, Мише сказали, что я уже не вернусь, что переселилась в село за зоной. Ему помогли собрать вещи, сгрузили их, его и Марийку в машину и выкинули за зоной, в деревне, у заброшенной хаты: "Тут живите". Меня привезли туда же. Забегаю в дом, а малая лежит в холоде и дрожит".

Тогда Марийка крепко заболела. Думали - не выживет. В радиационный, но теплый дом Лида не могла вернуться: КПП получили приказ ее не пускать. Марийку спасла чернобыльская журналистка Нина Мельник. Это она в м объявила по радио, что на станции - авария, нужно эвакуироваться. Нина созвонилась с киевскими подругами, они приняли Лиду и Марийку на три месяца - на лечение. Малую выходили и решили: ей пора назад, в зону. Лиду ввезли в Чернобыль машиной.

Целью поездки назвали посадку картошки: мол, нигде на чистой земле Савенко не нашла себе огорода. Объяснение, как ни странно, сработало. Пока Лида препиралась с охранниками, малая мирно спала в авто на полу у Лидиных ног, завернутая в мешок - живой и теплый Лидин "посадочный материал".

Лида почувствовала себя радисткой Кэт из известного фильма: если бы Марийка подала голос, Лиду бы арестовали - за незаконное проникновение в зону. Мир так трудно принимал Марию, вроде настаивал: Чернобылю положено умереть, а не рожать детей. Марийку долго не могли окрестить: зонный батюшка не появлялся в своем приходе, а киевский протоиерей Всеволод не желал участвовать в Марийкиной судьбе: "У меня и так 27 крестников, мне еще чернобыльских не хватало".

Крестную для Марийки нашли с трудом - на эту роль согласилась только Лидина соседка Надежда Николаева. Коренная чернобылянка, нелегально вернувшаяся в зону и ставшая самоселом, она повесила на своих дверях табличку "Здесь живет хозяин дома" и занялась Марийкиной судьбой.

Надежда шесть лет помогает Лиде прятать Марийку в зоне, она возила девочку в Киев - показывала кубинским врачам, за океаном лечащим чернобыльских детей. Те пригласили Марийку к себе, обещали оплатить ей перелет через океан. Но Лида, привыкшая к подлости властей, кубинским не поверила. Решила, что ребенка приглашают "на опыты", хотят отнять его у матери. Чернобыльские власти уже пытались лишить Лиду родительских прав.

На нее подали в суд - мол, издевается над несовершеннолетней, радиационной едой кормит. Лида искренне возмутилась: "Я ж и картошку, и рыбу, и дичь проверяю дозиметром. Все чистое". Лида не хочет знать, что дозиметр ее - "не честный", бытовой, а чернобыльские сомы и дикие кабаны стали скопищем радиации.

Лида обустроила малую, как могла: в ее доме все выбелено и вычищено, ковры-дорожки сияют чистотой, в коридоре висят качели, а в гостиной - лестница - "чтоб малой было чем заняться". Она лазит по Лидиным сооружениям, смотрит серьезно и цепко, четко повторяет все сказанные взрослыми слова, какими бы матерными они ни были, и не представляет, что где-то еще в мире существуют дети.

Она их никогда не видела, вокруг нее - подвыпившие вахтовики и "доаварийные" старики-самоселы. Именно они поехали в Иванковский суд, собиравшийся сделать Лиду бездетной. Делегация из четырех бойких бабушек дружно кричала на судью. Базарный, но праведный крик победил неправду. Суд оставил Марийку маме. Не зная, как обернется дело, Лида заранее договорилась с сестрой-днепропетровчанкой: "Если ребенка решат отнять, я вывезу его из зоны в сумке, отправлю ее в Днепропетровск.

Родня обещала потесниться и досмотреть малую, хотя их - четыре человека на 30 квадратных метрах. Теперь Лиду в зоне пугают: ее ребенка могут выкрасть, вывезти из зоны и отдать в интернат - Марийке в этом году шесть лет, пора в школу, но в бездетной зоне школ нет.

Лидиными делами озабочена Чернобыльская спецпрокуратура.

Ее объявили опухолью, а она оказалась Марией, единственным ребенком, рожденным в Чернобыле после ядерной катастрофы. На нее устраивали облавы, ее выбрасывали на мороз, закрывали в нетопленой хате, заматывали в грязные мешки.

У Марийки характер строгий. Сказала, что не будет о себе говорить, - и не говорит! Возраст упрямый, да и не хочет лишнего внимания. Слишком рано мир вокруг нее разделился на два лагеря - беззаветной любви и открытой враждебности. Диагноз - опухоль Апрель го. Едем по разбитой улице, мимо остовов домов, сквозь которые давно проросли деревья.

Что радиация сделала с обитателями Зоны отчуждения ЧАЭС

Хотя девочка родилась через 10 лет после катастрофы, это все равно наделало много шума. Ребенком она купалась в облученных водоемах и пила молока коров из ядовитых пастбищ. Сейчас она вполне здорова — и это дает надежду. Она — единственный ребенок, родившийся там. По крайней мере о других подобных случаях массам неизвестно. Как на самом деле складывалась ее судьба, девушка рассказала журналистам. Родители Марии — Лидия и Михаил — жили в Чернобыле, когда в году произошла катастрофа.

Единственный уроженец Чернобыльской зоны отметил 19-летие и чувствует себя отлично

Марии Ведерниковой 19 лет. В ее соцсетях обычные для молодой девушки фотографии, она учится в университете в Киеве и, в общем-то, ничем не отличается от своих сверстников. Мария, или, как называют ее домашние, Марийка, стала единственным ребенком, который родился здесь после катастрофы года. Беременность для матери Марии Лидии стала неожиданностью. Публикации о Марии часто появлялись в различных СМИ, где рассказывалось, что девочку пришлось буквально отбивать у чиновников, которые ссылались на запрет растить детей в Зоне. Интерес к девушке вновь возрос после выхода сериала HBO о Чернобыльской катастрофе. Как рассказала сама Мария в интервью изданию Sunday Express, у нее все нормально, она учится и работает в популярном баре.

После чернобыльской катастрофы года вокруг бывшего ядерного реактора осталось кольцо пустых деревень. Люди в страхе бежали от радиации.

.

Мария Чернобыльская

.

.

.

Единственный ребенок, рожденный после аварии на Чернобыльской АЭС в зоне отчуждения и росший там же — Марийка Савенко.

Единственная девочка, рожденная в Чернобыле после аварии, здорова и учится на пятерки

.

Дитя Чернобыля: как живет единственный рожденный в Зоне отчуждения ребенок

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Андрей

    Я таки радуюсь за заробитчан

  2. Серафим

    Я уверен, что чек от покупки этого торта никто в глаза не видел. Если подсчиать сколько сдали родителей детей, то можно было бы купить не 1 торт. Я считаю, что учительница просто не заработала достаточно на торте, поэтому и сгоняет свою злость на ребенке.

  3. anovbich

    Нужен импичмент, пошел он на а не выборы ему. Он падло еще такого тут успеет наворотить до выборов. С другой стороны, кто вам сказал, что прийдёт новый кто лучше! Юля? Даааа, она то порядок наведёт конечно. Ещё одного зека в президенты, почему бы и нет.

© 2018-2019 dafna-hotel.ru